Ловля на чертика. Стратегия

Даже самая сбалансированная и современная снасть не принесет рыбу, если ее применять там, где рыбы попросту нет. И, как часто случается, разочарование рыболова в новой приманке или ранее неизвестном для него способе ловли связано только с фактором «пустой воды». Особенно это характерно для ловли на безнасадочные мормышки, в частности – на «чертика».

На прикормленной рыбе

Попутная ловля на «чертика» с перемещением по участку, где на пространстве около 10 соток попарно расположены восемь-десять лунок, предназначенных преимущественно для ловли с поплавком или на мормышку, вполне интересна и даже результативна. Достоинство «чертика» в этом случае заключается в быстром определении состояния активности рыбы: если после пяти-семи проводок на данной лунке не последовало ни одной поклевки, то либо рыбы здесь просто нет, либо она крайне неактивна. Соответственно сыпать в такую лунку прикормку едва ли имеет смысл. Те лунки, где поклевки случались сразу и закончились поимкой рыбы, есть резон спустя некоторое время прикормить, чтобы быть уверенным в успехе и локально собрать ту рыбу, которая заинтересовалась «чертиком». «Сидельцы» на прикормленных лунках, часто укрывшись в палатках с лампами и горелками, в основном ловят «белую» рыбу, причем на протяжении всей зимы. Делают они это посменно-вахтовым методом, обильно прикармливая мотылем и передавая доходные лунки из рук в руки своим приятелям. Ловлю на «чертика» редко практикуют такие «сидельцы», разве только для того, чтобы проверить «камчатку» – пару лунок, прикормленных в дальней части акватории – да размять уставшее от сидячего положения тело. Иногда такое регулярное явление, как залповая раздача корма в виде килограммов мотыля, которая обычно происходит на подмосковных водохранилищах по выходным дням, вводит в искушение настоящего «чертятника».

Прибыв на водоем поутру в понедельник, такой счастливчик может неожиданно для себя стать злостным нарушителем нормы вылова. Дело в том, что, зная водоем, достаточно просто выяснить по следам на снегу и расположению лунок, когда, сколько по объему и чем было прикормлено решето из лунок на данном участке. Еще проще определить, в каких из них активно ловили: кровь на льду, остатки мелкого и крупного мотыля, «обжитой» вид становища с окурками и натеками парафина от свечей для ночного бдения – все это признаки, которые не стоит обходить вниманием. Пройдя пять-семь таких лунок, можно на «черта» очень продуктивно половить того же подлещика, густеру, часто вперемежку с плотвой, а подчас и окуня. Возникает резонный вопрос: «А что, на мормышку в таком случае ловится хуже?» Смею утверждать, что да, хуже, особенно наживленную мотылем. Ведь на него вчера уже ловили, прореживая стаю, что рыбы быстро запоминают. Много мотыля осталось в грунте, куда живые личинки быстро закапываются. Рыба их чувствует, но сразу добраться до корма не может, стоит над прикормленным местом голодная и готовая схватить что-то напоминающее корм. Вот тут «черт» и будет вне конкуренции, к тому же темп ловли «запустил-провел-вытащил рыбу» с безнасадочной приманкой в три-четыре раза выше. Но все это кормление-сидение справедливо для зимы, причем для того ее периода, который начинается на две-три недели позже, чем собственно перволедье, то есть когда стаи рыб уже полностью адаптируются к изменению условий и станут отзывчивы на прикормку.

Уже во второй половине февраля – начале марта обстановка на водоемах существенно меняется. На озерах рыба мигрирует на чистые от подводных растений места, где лучше кислородный режим, перемещается в зоны чистых притоков и донных ключей. На водохранилищах усиливается сброс воды с плотин, часто проявляя русла основных рек водоема, а также образуются трещины на льду и торосы. В изменившихся условиях рыба покидает те места, где еще недавно рыболовы были обладателями «доходных» лунок, и, сколько ни сыпь прикормки, рыба сюда уже не вернется. Применение попутной ловли на «чертика» на прикормленных лунках, как и само кормление, уже не приносит положительного результата. Так что если очередной проход с «чертиком» по «мес там рыболовной славы» не принес рыбы, то виноват не «чертик», а сам рыболов, не нашедший «свою» рыбу. Но как ее искать?

Локальные участки

Итак, чем ближе весна, тем активнее в поиске рыбы должен быть сам рыболов. Правда, если он не хочет просто гулять по льду без поклевки, активность он был обязан проявлять еще глубокой осенью, перед ледоставом. В эту короткую пору на многих водохранилищах настолько интенсивно сбрасывают воду, что дно поливов почти полностью обнажается, и на этой грязи русло основной реки водоема и его притоков, вплоть до мелких канав, легко читается. Такой момент упускать никак нельзя, нужно непременно приехать на место будущих баталий и срисовать, а лучше сфотографировать водоем по участкам так, чтобы сложилась полная картина водоема. И уже дома, за столом, по фото прорисовать схему русла, отмечая на ней характер дна, его структуру, местоположение коряг, отдельных камней, бетонных плит – словом, все то, что является для рыб местами постоянной или временной стоянки. Именно весной это окажется максимально востребованным. Весной, пока сброс воды еще не достиг такой интенсивности, чтобы просевший на поливах лед явно обозначил русло, но течение в нем уже ощутимо усилилось, рыба сваливается в русло и начинает подъем вверх по течению на более чистую и богатую кислородом воду.

Знать русло очень важно, поскольку по нему, как по проспекту, двигаются рыбьи стаи. Причем вся «белая» рыба (а за ней и хищники) идет очень медленно, по несколько дней отстаиваясь на прямых и протяженных участках русла («прогонах») (рис. 1).

Ловить ее тут можно подряд три-четыре дня, уходя вверх по руслу от своих же вчерашних лунок не более чем на 20 м. При смене погоды такое стояние порой продолжается неделю, а рыба ничем себя не выдает любителям поплавка и мормышки. Много раз я был свидетелем случайных багрений леща, густеры и плотвы на таком участке, когда редкие блеснильщики из местных, зная свой водоем, ходили по таким «прогонам» за судаком и окунем. Резко взмахивая удильниками, они нет-нет да и цепляли «белую» рыбу. На прикормку отдельных «сидельцев», расположившихся неподалеку, «белая» рыба вообще не реагировала, а на «черта» изредка попадались такие экземпляры, которые не всегда проходили в лунку.

Ловля на прямых «прогонах» русла продолжается до тех пор, пока тающая вода еще чистая и поступает в водоем лишь днем, а ночью ее сток прекращается из-за мороза. Так продолжается в зависимости от погоды недели дветри, за это время рыба поднимается на чистую воду, в самые верховья притоков. При этом она забирается в места, где расстояние от нижней кромки льда до грунта составляет всего 15-18 см. Как там помещается лещ на 1,5 кг, а именно таких доводилось ловить, остается для меня загадкой. Разумеется, ни о каком удалении крошек льда из лунки не может быть и речи: чем меньше «засвечивается» участок под лункой, тем лучше. В шуге просто делают отверстие ручкой черпака или палочкой, куда и бросают «черта». Подсекать на таких глубинах нужно тоже с умом: чуть переборщил, и «черт» впивается крючками в нижний край лунки так, что его проще оторвать, чем возиться с отцепом, распугивая рыбу.

На «черта» поклевки подлещика на небольшой глубине преимущественно четкие, они происходят чаще на нижнем участке проводки после трех-пяти «качков». Когда после вываживания очередной рыбы, особенно крупной, стая смещается, что бывает при глубине 1,7-2,0 м, полезно на проводке поднимать «черта» вполводы, то есть примерно на 1 м ото дна. Часто подлещика сопровождают стайки крупной плотвы, изредка окуня, а иногда и судака. Поэтому изменение горизонта проводки может принести поклевку одной из этих рыб. Так что не торопитесь менять лунку, если поклевки подлещика прекратились, вполне вероятно, что его «пасет» судак, который частенько хватает«черта».

На разных этажах

Когда начинается активное снеготаяние, уровень воды в водохранилищах потихоньку поднимается. И в начале апреля на поливах, которые в середине марта имели глубину 1,5 м и меньше, хотя в декабре она составляла 4-5 м, глубина достигает примерно половины декабрьского значения. В руслах притоков лед уже может быть промыт, но вода, освободившаяся ото льда, скорее напоминает африканскую Лимпопо в сезон дождей, так много мути с полей и прилегающих дорог несет весенняя река. Это время – самое трудное для поиска рыбьих пристанищ, поскольку рыболову нужно не только найти ограниченное по протяженности место русла, но и точно на нем встать. Поскольку скорость потока воды в поперечном сечении неоднородна, муть (частички гумуса, обрывки растительности, взвесь глины и песка) оседает у самого дна. В зависимости от глубины и скорости потока наиболее мутный слой оказывается примерно в полуметре ото дна. Прямые, достаточно широкие и глубокие участки русла в последней трети перед его поворотом, где медленная скорость течения плеса еще сохраняется, и оказываются лучшими местами для стоянки такой рыбы, как подлещик и его родня. Причем если глубина плеса понижается к одному берегу, то рыба может находиться здесь до распаления льда (рис. 2).

Ловля на чертик

Для кормежки она станет подходить к приглубой бровке, а отстаиваться будет на более мелководной части. Поиск в таком месте заключается в широком челночном движении поперек плеса. Это утомительно, но лунок здесь – море, поэтому сверлить иной раз вовсе не приходится: совсем старые лунки не нужны, а те, что посвежее, оттаяли, и их даже не приходится пробивать ударом каблука. Самое главное – не пытаться ловить со дна на глубокой части русла. Метр-полтора над дном – тот уровень, с которого нужно начинать проводку. Кормить в расчете на то, что кочующий лещ задержится на прикормке, не имеет смысла: опускаться на 2-3 м за прикормкой на дне лещ не станет, а передвигается стая со скоростью примерно полметра за пару секунд, и свободно падающая прикормка до нее, скорее всего, не доходит. Лещ весной в течение дня редко перемещается по «этажам» водоема; выбрав комфортный уровень, он находится на нем все светлое время суток. Причем иногда при глубине в 5-6 м он может активно хватать «черта» с глубины 3-4 м.

Жаркие денечки

Если снеготаяние интенсивное в результате дождей и ночных туманов, то вода настолько быстро и сильно мутнеет, что эта муть сплошным потоком идет по руслу. Вся рыба уходит на «отстой» в те зоны акватории, где течение отсутствует. Такими местами с максимальными глубинами являются «колена» – повороты русла более чем на 90° с обратным течением и наносом грунта в виде языка (рис. 3).

Ловля на чертик

Часто в подобных местах находятся остатки строений, существовавших здесь до постройки водохранилища, или бетонные обломки, не вывезенные из ложа водоема и сохранившиеся при заполнении его водой (А на рис. 3). Площадь такого места может не превышать 16-20 м, но на нем как-то умудряется отстаиваться стая леща в 25-30 «хвостов».

Кстати, на ровные поливы с глубиной 3-4 м и песчаном дном, так называемые «пляжи», перед самым распадением льда частенько выходит судак. Его вполне целенаправленно можно ловить на «чертика», нужно только чуть увеличить размер приманки, взять леску 0,18 мм и насадить на крючки «черта» не шарики из пористой резины, а полоску от надувного детского шарика.

Как показывает многолетняя практика, полоска резины желтого цвета длиной 20-25 мм и шириной 11,5 мм, надетая на один из крючков, становится просто неотразимой для судака.

Попробуйте половить на «чертика», не забывая про фактор «пустой воды». И надеюсь, что мои практические советы помогут каждому найти «свою рыбу» по последнему льду.

Андрей Шишигин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *